MagdaM
Когда делаешь то, что любишь - это свобода; когда любишь то, что делаешь - это счастье...
Сейчас проживаю очень важное и глубокое переживание.
Весь сочинский семинар мне объясняли, что пришла пора, вот совсем-совсем пришла, открывать новые качества и свойства. Конкретные.
И с одной стороны эти качества и свойства волшебные, с другой - я упиралась как корова в бомболюке, потому что в моем понимании обладание этими качествами не только очень усиливает и украшает жизнь, но и влечет за собой множество проблем. В основном от неадекватных реакций окружающих. Или адекватных. Это если смотреть с точки зрения окружающих.
И я громко вопила - оставьте меня в моем теплом болотце, я не готова быть объектом определенных чувств. Там не важно плюс или минус, но такие чувства при должной степени интенсивности становятся очень разрущающими и для того, кто их испытывает и для того, на кого они направлены.
И две недели мне объясняли, что конкретно в моем случае ситуация будет выглядеть иначе. Что-то поворачивалось, я что-то понимала и даже верила, но в основном потому, что чувствовала, что уж если бабочка вылезает из кокона, запихивать ее обратно очень неправильно. Особенно когда бабочка - это ты.
Здесь, в Питере, на семинаре снова всплыла эта же тема. Восьмой словарь, а перевод слова не меняется, но уже заключительным аккордом. Шестеренки провернулись, я согласилась.
Это было еще в первый день, в субботу. А потом, в понедельник, последним аккордом же семинара выплыла ситуация, которой я так боялась. Именно то и так, как я предсказывала.
И вот тут обнаружилось, что в моем случае все реально иначе. То есть ситуация такая, чувства у человека именно такие, как я ожидала, и реакции именно те, а мне очень спокойно. Я прямо чувствовала себя в теплых ладонях мира во-первых, и очень цельной во-вторых. В меня летели потоки грязи, причем абсолютно не заслуженной, но не долетали. И даже не было никакой обиды с мой стороны за то, что ведут себя вот так, и возмущения за то, что приписывают мне какие-то странные мотивации и пытаются проехать по границам, тоже не было. Я видела только боль человека, понимала откуда она идет. Видела свою роль катализатора ситуации, сработавшего так, что человеку станет гораздо сложнее развидеть некоторые вещи, которые он сам с собой делает. И в душе было много ощущения спокойной силы. И совсем не хотелось кричать миру, зачем это должна делать я, за что мне это.
Наверное, здесь здорово помогает опыт психотерапевта. Там тоже это видение есть. Но разница в том, что в профессии я делаю что-то сознательно, и внимание мое в этот момент направлено на другого человека. Есть определенные рамки и правила, а еще у меня есть мандат на то, что я делаю. А в обычной жизни я просто живу, без оглядки на то, что подумают обо мне окружающие, не имеющие к моей ситуации никакого отношения. Мне в целом наплевать на общественную мораль, правила приличия и неприличия сидящие в чужих головах, я руководствуюсь собственными правилами. И мир как-то вполне это переваривает. По крайней мере, его значимая для меня часть. Остальные меня волнуют мало. И когда в этих правилах назревают большие перемены, мне очень нервно. Особенно когда эти изменения означают вероятность время от времени становиться катализатором, взрывающим чужое болото. Не специально, даже не особо осознавая. Просто будучи собой.
В общем, болотом не забрызгало. Более того, первый раз я оказалась в ситуации, когда свидетели некрасивого прилюдного скандала вместо того, чтобы отстраниться, очень наглядно и демонстративно окружили меня теплом. Не высказываясь по теме вслух, чего делать и не стоило, посто окружили теплом и заботой и полным принятием. Потом уже стало понятно, что у стуации есть еще одно дно, дополнительное и будучи вне контекста я разворошила многоэтажный муравейник. Но оказалось, что всем на пользу. И мне, и окружающим, и муравейнику и даже даме, устроившей скандал. Красиво.